Участковый отказал в возбуждении уголовного дела?

Участковый отказал в возбуждении уголовного дела? Наверно каждый, кто обращался с заявлением о преступлении в органы внутренних дел, в случае отказа в возбуждении уголовного дела, получал постановление об этом, составленное участковым уполномоченным.

Такая практика сложилась на протяжении уже нескольких лет и вполне устраивает руководителей органов внутренних дел. Чем же обусловлена такая практика, которая с точки зрения закона – порочна. Вероятнее всего не укомплектованностью штатов дознавателей и следователей, то есть тех должностных лиц, которые уполномочены законом проводить проверки по сообщениям о преступлениях в пределах своей компетенции и принимать решения о возбуждении уголовного дела, либо об отказе в возбуждении уголовного дела, или передаче сообщения о преступлении по подследственности. При нехватке следователей и дознавателей, а зачастую в связи с их загруженностью начальники органов внутренних дел поручают производство проверки в порядке ст.144 УПК РФ оперуполномоченным, участковым, инспекторам по делам несовершеннолетних и другим сотрудникам полиции (милиции). А могут ли указанные сотрудники проводить такие проверки, возбуждать или отказывать в возбуждении уголовных дел? Мне представляется, что нет!

Давайте обратимся к уголовно-процессуальному кодексу РФ, который регламентирует уголовный процесс на всех его стадиях. Проверка по сообщению о преступлении относится к стадии возбуждения уголовного дела. Часть 1 статьи 144 УПК РФ устанавливает, что проверку по сообщению о преступлении проводит должностное лицо в пределах своей компетенции, при этом компетенция и указание должностных лиц изложены статье 151 УПК РФ, из неё следует, что уголовные дела относятся к компетенции дознавателей и следователей. Компетенция следователей и дознавателей устанавливается в зависимости от их принадлежности к определенным правоохранительным органам.

Так дела по угону ч.1 ст.166 УК РФ относятся к компетенции дознавателей органов внутренних дел, дела по должностным преступлениям – к компетенции следователей следственного комитета РФ.

Поэтому логично, что проверку по сообщению о преступлении уполномочено проводить только то должностное лицо, пределы компетенции которого указаны в ст.151 УПК РФ. В практике я столкнулся с оппонентом – федеральным судьей, которая сослалась на часть 1 ст.145 УПК РФ в которой указано, что по результатам рассмотрения сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа принимает одно из следующих решений… Таким образом по мнению оппонента орган дознания, к которому относится участковый уполномоченный тоже вправе принимать решение и соответственно проводить проверку по сообщению о преступлении.

Понятие органа дознания раскрыто в ст.40 УПК РФ. Действительно, в пункте 1 части 1 названной статьи, к органам дознания причислены целиком органы внутренних дел Российской Федерации и входящие в их состав территориальные, в том числе линейные, управления (отделы, отделения) полиции. То есть весь отдел полиции является органом дознания и вроде бы действительно любой сотрудник полиции может разрешать вопросы о возбуждении уголовного дела, либо об отказе в возбуждении уголовного дела? Но тогда зачем в части 1 статьи 145 УПК РФ последовательно перечислены органы дознания и дознаватели, ведь дознаватели итак входят в состав органа дознания? Зачем законодателю перечислять в своей норме орган дознания и дознавателя входящего в этот орган – отдельно, через запятую, почему при этом не перечисляются все должностные лица органа дознания – отдела полиции?

Ответ мне представляется простым - потому что в части 1 статьи 145 УПК РФ законодатель имел ввиду орган дознания в составе которого отсутствуют дознаватели. На самом деле понятие органа дознания не ограничивается пунктом 1 части 1 ст. 40 УПК РФ, то есть органом внутренних дел. В пункте 3 части первой названной статьи к органам дознания причислены командиры воинских частей, соединений, начальники военных учреждений или гарнизонов, где попросту может не быть дознавателей.

А в части третьей этой же статьи полномочия по возбуждению уголовных дел предоставлены капитанам морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании, руководителям геологоразведочных партий и зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, указанных в части первой настоящей статьи, главам дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации, где штатных должностей дознавателей уж точно нет. Мои доводы подтверждает и норма статьи 41 УПК РФ, устанавливающая самостоятельный статус дознавателей и возлагающая именно на них полномочия по дознанию в органах дознания. Таким образом, те органы дознания, которые имеют в своей структуре дознавателей должны поручать проверку сообщений о преступлении именно им с учетом их компетенции, проверку же по преступлениям относящимся к компетенции следователей должны проводить следователи.

В практике я встретился с удивительным случаем, когда проверку по заявлению о преступлении, предусмотренном пунктом “в” части 3 статьи 286 УК РФ прокурор района поручил проводить конечно- же – участковому уполномоченному! Речь шла о превышении своих полномочий директором БТИ, повлекшим тяжкие последствия для многих граждан, оставшихся в результате этого без квартир за которые они заплатили. В соответствии со ст.151 УПК РФ проверка по такому преступлению находится в компетенции следователя следственного комитета, однако закон был нарушен самим надзирающим органом, в результате участковый не выполнив ни единого проверочного мероприятия вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Александр Козлов